Культ личности,  Ювелирное искусство

Жорж Фуке — соперник Рене Лалика.

Говоря о феномене декоративного искусства эпохи модерн, многие в ряду первых художников той поры скорее всего назовут Рене Лалика (1867-1945). Это был действительно выдающийся и талантливый человек, не только прославивший стиль модерн, но и во многом определивший его основные черты (во всяком случае, что касается ювелирного дела). Однако, мало кто знает о том, что у этого гения был не менее интересный конкурент, чья популярность в годы арт-нуво если и не превосходила Лалика, то, во всяком случае, ему не уступала. Жорж Фуке (1862-1957) — соперник Рене Лалика, именно под таким именем суждено было войти в историю этому замечательному французскому ювелиру.

Появление соперника

В отличии от Лалика Жорж Фуке происходил из семьи ювелиров. Его отец Альфонс Фуке (1828-1911) долгое время был одним из самых успешных и влиятельных представителей этого прекрасного направления декоративного искусства. В 1895 году он решил отойти от дел, оставив созданный им ювелирный дом сыну.

Однако, молодой Жорж Фуке очень быстро понимает, что дела в ювелирном бизнесе отца уже далеко не так успешны, как были десятью годами ранее. Спрос на массивные украшения в стиле ренессанса и эпохи XVI века с обилием бриллиантов и драгоценных камней неумолимо падает. Такие украшения в конце XIX века уже никого не привлекают своей вычурной роскошью, ведь наступает царство модерна — время новаторов, всего необычного, изящного.

Сказалось и резкое падение цен на бриллианты, связанное с открытием новых месторождений в Африке в 1867 году. Соответственно и украшения с этими камнями стали дешевле, доступнее. Небольшие бриллианты стали появляться в обиходе средних слоев населения, что категорически не устраивало элиту женского общества. Светские львицы хотели всегда быть лучше, красивее, особенней, интереснее.

Броши, Жорж Фуке, 1899-1901

Подобному стремлению как нельзя лучше соответствовали странные украшения только-только набиравшие популярность, основанной в 1888 году, ювелирной фирмы Рене Лалика. Многочисленные бабочки, жуки, стрекозы, нагие вакханки и сказочные феи этого художника смотрелись абсолютно по-новому, вызывающе.

А кроме того, материалы из которых они делались, при всей своей скромности очень ярко смотрелись в лучах дневного света. Этот феномен фактически стал предтечей формирования совершенно нового явления в мире драгоценностей. Впервые произошло разделение роскошного царства ювелирных шедевров на ночных и дневных обитателей. Появились легкие дневные украшения, призванные блистать и переливаться всеми возможными красками при солнечном свете, и ночные, чей яркий бриллиантовый свет лучше всего проявлялся в блеске вечерних огней.

Украшения все больше становятся явлением массовым, общедоступным. Спрос на ювелиров, способных одновременно угадать нравы простой публики и удивить, завоевать внимание элиты, невероятно возрос. Но, соответствовать в должной мере двум этим критериям оказалось очень сложно. Единственный, кто смог одновременно воплотить их в жизнь был Рене Лалик.

Жорж Фуке, как и многие его собратья по ювелирному цеху, свысока смотрел на этого выскочку. Казалось странным и немыслимы, что ему вдруг в одиночку, без каких-либо родственных связей удалось достичь таких вершин в совершенно закрытом ремесле. Кроме того, обескураживала мысль какими средствами он при этом пользовался: материалы его украшений, с точки зрения представителей старой школы, были совершенно не приемлемы в ювелирном деле — какие-то полудрагоценные камушки, кривые жемчужины, слоновая кость, черепаховый панцирь и еще не понятно что.

Украшение для корсажа, Жорж Фуке

Однако, женская мода в принципе красавица очень капризная, а уж в эпоху модерна она и подавно пустилась во все тяжкие. Фуке как и другие должен был соответствовать ее прихотям, иначе рисковал остаться за бортом.

Содружество двух гениев

Отчасти ему в этом плане было проще, чем Рене Лалику — первым всегда быть тяжело и рискованно, а вот идти по уже проторенной кем-то дороге всегда проще. С другой стороны — загадочный и изменчивый мир модерна требовал особого подхода к дизайну украшений — нужно было как-то воплотить причудливые растительные мотивы, тонкие грани природной красоты и сделать это немного по-своему, не так как Рене Лалик.

С этим-то как раз у Жоржа Фуке и возникли проблемы. В отличии от своего конкурента он не был настолько художественно одаренным человеком. Да, его произведения были по-своему красивы и в определенной степени вполне соответствовали духу времени. Но, не смотря на то, что он был человеком активным, деятельным и трудолюбивым, он не мог придумать такие волнующие, эксцентричные сюжеты, наделенные какой-то странной, почти волшебной красотой, какими был населен мир Рене Лалика.

Но, зато Фуке был превосходным, как сейчас принято говорить, бизнесменом. Возможно сказалась наследственность — в семье Фуке до XIX века преобладали представители исключительно торгового сословия. А возможно он был одни из первых, кто изобрел понятие маркетинга — решил прибегнуть к помощи другого, уже чрезвычайно популярного в те годы таланта.

В 1898-1899 году Жорж Фуке начинает свое сотрудничество с Альфонсом Мухой (1860-1939), выдающимся художественным гением своего поколения, чье творчество так же стало одной из визитных карточек великолепного модерна.

Эскизы А.Мухи для украшений Ж.Фуке

Неизвестно как и почему началось это сотрудничество. Возможно Жорж Фуке был также, как и миллионы других людей до и после него, очарован сказочным миром знаменитых фей и красавиц Альфонса Мухи. Тогда они населяли практически все пространство бумажного и рекламного мира — глядели с каждой театральной афиши, с каждого плаката или рекламной брошюрки…Избежать встречи с ними было просто невозможно.

А может быть влиятельный ювелир просто решил воспользоваться популярностью известного художника, а заодно и дать новое воплощение его замыслам и фантазиям и придать свежее звучание своим ювелирным творениям.

Так или иначе, но союз Жоржа Фуке и Альфонса Мухи стал одним из самых прекрасных явлений в истории арт-нуво. Подобно другому, более позднему тандему Ренне Лалика и Франсуа Котти, этот союз подарит миру красоты очень много новых граней и элементов.

Заколка. Ж.Фуке по эскизам А.Мухи

После того, как Фуке удалось заручиться поддержкой такого знакового таланта эпохи, дела его фирмы резко пошли в гору. А сам его путь как ювелира с поразительной точностью дублировал успешную карьеру Рене Лалика.

Так же как и Лалик, Фуке стал создавать ювелирные шедевры для знаменитой Сары Бернар. Актриса, бывшая поклонницей таланта Альфонсы Мухи, который, по мнению современников, всегда изображал знаменитую актрису на афишах на много моложе и красивее, чем она была на самом деле, естественно не могла отказаться от украшений, созданных по дизайнам ее любимца.

Самым знаменитым произведением в этом отношении является браслет в форме змеи для спектакля «Медея», который Фуке сделал для актрисы в 1899 году. Замысел этого браслета смог воплотиться в жизнь исключительно благодаря творческой мысли Альфонса Мухи, который сначала просто изоброзил его на афише к спектаклю, а потом, уже по просьбе Бернар, смог разработать дизайн для Жоржа Фуке.

Заколка, Ж.Фуке по эскизам А.Мухи

Подобно Рене Лалику, Жорж Фуке так же получит успех на международной выставке в Париже в 1900 году и даже завоюет золотую медаль. Однако в отличии от Лалика, который сам продумал все мельчайшие элементы своего павильона, Фуке опять прибег к помощи Альфонса Мухи.

Ему же Фуке доверит и создание интерьера в помещении нового магазина для своего ювелирного дома. Волею случая именно этому скромному помещению суждено будет стать одним из самых знаковых художественных произведений модерна. Косвенно, Фуке оказался сопричастен к созданию этого великолепного шедевра декоративного искусства. Более того, именно благодаря ему мы до сих пор можем любоваться произведением Альфонса Мухи: Фуке, после изменения модных тенденций перестроит магазин, но при этом бережно разберет всю обстановку и в 1941 году передаст ее в музей Карнавале.

Интерьер магазина Ж.Фуке, созданный А.Мухой

Взлет и закат.

Так же как и Лалик, Фуке в эту эпоху создаст совершенно уникальные произведения, наделенные исключительной, необычной красотой. И хотя до нас дошли лишь крохи, единичные экземпляры (в отличии от Лалика у него не будет такого количества поклонников), даже по ним мы можем составить вполне точное представление обо всем творчестве Фуке той поры.

Здесь так же как и у Лалика безраздельно царил мир живой природы и сказочных персонажей. Правда под влиянием Альфонса Мухи, выглядел он несколько иначе: было больше растительных мотивов, больше цветов, и на всем чувствовался какой-то едва уловимый восточный акцент.

Украшение для корсажа, Ж.Фуке по эскизам А.Мухи

Так, здесь были изображения азиатских драконов и лотосов, древнегреческих нимф и египетских орнаментов и византийская символика. При этом, все мотивы органично и странно переплетались между собой, трансформировались во что-то новое, необычное, подвластное лишь силе художественого гения Альфонса Мухи.

В качестве материалов Фуке так же стал применять более дешевые, но не забывал и про золото и бриллианты, которые мелкой россыпью часто встречались в его украшениях той поры наряду с более скромными опалами, эмалью и жемчугом

Подвески, часть головного украшения, Ж.Фуке по эскизам А.Мухи

К сожалению на этом сходство двух судеб знаменитых ювелиров заканчивается. Рене Лалик, без сомнения как и все гении наделенный некоторой долей предвидения, в начале XX века покинет капризный мир ювелирного искусства и перейдет в царство стекла, где его снова будут ждать триумфы, победы и популярность. Его фирма преодолеет все исторические перипетии и продолжит свое существование, оставшись верной стилю своего создателя вплоть до наших дней.

У Фуке же все оказалось куда более прозаичней. Его творческий союз с Альфонсом Мухой был расторгнут еще в 1901 году. К этому времени он был уже достаточно успешным и известным ювелиром, довольно хорошо ориентировавшимся в направлениях и тенденциях развития ювелирного дела. Его украшения стали проще, практичнее. В них появились строгие элементы и геометричность, которые в дальнейшем будут основной характеристикой Art Deco — рационального преемника модерна.

Ж.Фуке, браслет и брошь 1910-1920е

В 1919 году к Жоржу Фуке присоединился его сын Жан, который продолжил эту тенденцию, и существенно расширил многообразие дизайнерских форм уже прославленного ювелирного дома. Особенно популярными при нем были массивные украшения с ярким рисунком из белого золота — Жан справедливо считал, что украшения должны быть заметны издалека и поэтому выглядеть смело.

Но великолепный мир красоты, созданный этими художниками, оказался бессильным перед суровыми реалиями XX века. Первый мировой экономический кризис, разразившийся в 1929 году, стал последней вехой в жизни многих компаний, и в первую очередь тех, что занимались производством вещей роскошных и декоративных: мир декоративного искусства как никакой другой оказался зависим от мира финансов.

Ж.Фуке, подвеска 1926-1928

Дому Фуке удалось пережить трагедию 1929 года, но окончательно оправиться от нее ни сын, ни отец так и не смогли — в 1936 году фирма прекратит свое существование. Рене Лалик окажется победителем в этом странном состязании двух гениев, двух творцов великолепного модерна.

3 комментария

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *